Иоанн Кронштадский


 

                       

Пожалуй, нет чувства такого же сложного и многогранного, как любовь. В нем столько оттенков: любовь супружеская и родительская, любовь к детям, к Родине, к своему делу ... В каждом из этих оттенков присутствует постоянная готовность к самопожертвованию. Ради любимого или любимой мы готовы отдать все, даже жизнь. Очень редко являются среди нас люди, от рождения способные любить весь мир, всё живое ... На реке Пинеге в Архангельской области до сих пор сохранилось старинное село Сура. В начале прошлого века жила в нем семья дьячка местной церкви Ильи Сергиева.19 октября 1829 года жена его Феодора родила мальчика.

Младенец был столь слабым, что родители сразу понесли его крестить хоть бы к Богу отошел православным ... Мальчик, названный Иваном, после крещения выжил и начал постепенно поправляться. Однако тяжелая болезнь не прошла бесследно. Ваня рос слабым, часто болел. Грамота давалась ему с трудом. Тем не менее, мальчик, по мере сил помогал отцу в церкви при богослужениях, и отец решил отдать его в Архангельское приходское училище. Нелегко пришлось деревенскому мальчику в далеком чужом городе. Юный пинежанин тосковал по родной Суре и утешение находил лишь в молитве. Нет родителей, нет друзей - к кому еще обратиться, как не к милосердному Господу? И вот, однажды, молитва совершила чуда. Как вспоминал позднее Иоанн Кронштадтский в своих записках, точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове, легко и радостно так стало на душе .. " Помолившись, он с легким сердцем, заснул, - а ,наутро раскрыл книги- и оказалось". что учиться ему стало легко и интересно. Вскоре Иван Сергиев стал одним из лучших учеников. По окончании училища он поступил в Архангельскую семинарию, где тоже был отличником. Наставники не могли нарадоваться на смышленого семинариста, и к концу обучения Ивану было предложено продолжить образование в духовной академии, причем за государственный счет, что в те времена случалось не так уж часто ... Но тут нагрянула беда: умер отец, семья осталась без кормильца. Иван решил поступить в какой-либо храм дьяконом или псаломщиком, чтобы хоть немного обеспечить родных. Но мать, словно проводя великую судьбу сына, настояла на том, чтобы он учился дальше. Так Иван попал в Санкт-Петербургскую духовную академию. И здесь Бог не оставил его: нашлась работа в канцелярии академии, так что вскоре в далекую Суру начали приходили деньги. Быстро пролетели годы учебы. Пришло время выбирать поле деятельности. Сомнений здесь для Ивана не было. Читая о подвигах просветителей, вероятно, и о Стефане Пермском и Германе Аляскинском, он все сильнее мечтал о миссионерстве. Этому юноше был дан великий дар сострадания и жажда просветительства. Но ни Сибирь, ни Русская Америка не дождались Ивана. Чудесным образом его путь был предопределен свыше. Перед самым окончанием духовной академии он увидел во сне себя служащим литургию в прекрасном соборе. Видение глубоко запало в душу студента, а вскоре и начало осуществляться. В 1855 году Иван окончил академию и получил степень кандидата богословия. Чтобы быть рукоположенным во священники, необходимо сначала жениться, если вообще избираешь путь семейной жизни, поэтому наставники предложили ему обвенчаться с дочерью протоиерея кронштадтского Андреевского собора Елизаветой Несвитской. Каково же было изумление Иоанна (теперь уже следовало звать его так), когда, войдя в собор, он узнал в нем храм, который ему приснился Сомнений не осталось: именно здесь ждет его судьба. Иоанн остался в Кронштадте священнослужителем Андреевского собора. В этом же соборе состоял ось и его рукоположение в священники.

В этом городе молодой священник  узнал, что миссионеры нужны не только в сибирских дебрях и аляскинской тундре. В российском обществе быстро усиливалось безверие, .иноверие, сектантство. В Кронштадт из Санкт-Петербурга высылали преступников, Жестоких и порочных людей; матросы и рабочие, надрываясь на тяжелой работе, искали забвения в пьянстве ... Так что неизвестно, кто больше нуждался в обращении - наивные язычники Севераили цивилизованные жители большого города. Но трудности не испугали отца Иоанна. Вскоре кронштадтцы уже не удивлялись, встречая молодого священника в мрачных трущобах, куда многие жители центра никогда не заходили из страха избитыми или ограбленными. В каждой на море он находил людей до того опустившихся И задавленных  жизнью, что простое слово утешения, произнесенное вслух имя Господа были, для них откровением.  Но отец Иоанн не только утешал и наставлял. Он ухаживал за больными, учил детей, а самым бедным отдавал большую часть жалования, и даже собственную одежду. Нередко жена вздыхала, видя его возвращающимся из бедных кварталов без пальто или без сапог. Один кронштадтский ремесленник в старости вспоминал: Мне было тогда годов 22-23. -у меня была семья, двое детишек.  Я работал и пьянствовал. Семья голодала, жена потихоньку по миру собирала. Жили в дрянной конурке. Прихожу один раз, вижу: какой-то молодой батюшка сидит, на руках сынишку держит и что-то ему говорит ласково ... Я было ругаться хотел: вот, мол, шляются тут ... Да глаза батюшки ласковые и серьезные меня остановили, стыдно стало ... Не винил он ,меня, нет, все оправдывал, только мне было не до оправдания ... И вот с тех пор я человеком стал. А сколько еще было таких  ремесленников, матросов, грузчиков! Не каждому мог отец Иоанн дать денег, но каждому согревал душу, помогал поднять глаза от житейской грязи и разглядеть отблеск Господнего света. Сотни и сотни людей после беседы с батюшкой вдруг вспоминали, что они такие- же " дети Божии", как и все остальные. Так в кронштадтский трущобах  рождалась слава отца Иоанна - простые люди платили любовью за любовь. Но не всем было понятно подвижничество отца Иоанна. Некоторые кронштадтцы за глаза посмеивались над ним. Дело дошло до того, что в епархиальном управлении перестали выдавать батюшке жалование, чтобы он тут же не раздавал все нищим. Руководители епархии часто укоряли его за излишнее милосердие - отец Иоанн не, перечил, но продолжал свое дело. Но любить всякого человека и в гpexe его, и в позоре его, - говорил он. Еще в начале служения у отца Иоанна открылся дар чудотворения. О первом случае исцеления он позже написал в своем дневнике: Как-то заболел один священник. Просили моей молитвенной помощи ... Я стал молиться ... исповедал перед Господом свою греховность ... и стал просить для болящего исцеления. И Господь послал ему милость - он выздоровел. Однажды проявившись, этот Божий дар уже не оставлял отца Иоанна, и вскоре он стал широко известен своими чудотворениями. Недаром в Соборном писании апостола Иакова сказано: Бог гордым против течение  лет ,батюшка  преподавится, а смиренным дает благодать вал 3акон Божий в городском училище

  

     Летом отец Иоанн выезжал и в другие города: Самару, Саратов, Казань, Нижний Новгород ... Слава бежала впереди него, собирая православных. Так, во время молебна, который батюшка совершал в харьковском соборе, центр города заполонила шестидесятитысячная толпа!

И сильные мира сего, к услугам которых были лучшие врачи, находили облегчение близ отца Иоанна. В октябре 1894 года батюшка приехал в Крым к умирающему императору Александру. Повелитель шестой части света и простой священник преклонили колени рядом, стали молиться - и жестокие головные боли оставили царя. Вы - святой человек, - сказал он отцу Иоанну. - Вы - праведник. Вот почему Вас любит русский народ. Но спасти императора было уже нельзя. Умирая, он попросил отца Иоанна возложить руки ему на голову, после чего почувствовал облегчение - и мирно скончался. Близкий и к народу, и к правителям, чудотворец хорошо чувствовал состояние российского общества начала ХХ века. Он предсказывал трудное будущее страны, близкую кару за грехи и безверие. Царство Русское шатается, колеблется, близко к падению, писал он за десять лет до октябрьских событий.

Всеми силами пытаясь остановить грядущий разброд, отец Иоанн взывал к россиянам не только с церковного амвона .Из-под пера его вышли прекрасные труды: Христианская философия, Мысли христианина, Созерцания и чувства христианской души, трехтомный дневник Моя жизнь во Христе. В этих книгах чудотворец стремился показать, что для преодоления противоречий в обществе не обязательна революция, что есть другой путь - духовное очищение, следование Христовым заветам; только так можно достигнуть мира - через христианскую любовь, милосердие и прощение. Господь вверил нам, русским, великий спасительный талант православной веры, - писал он. - Но кто научил вас непокорности и мятежам бессмысленным? К сожалению, ответа на этот вопрос и поныне не знают многие. Непрестанные труды и тревога за судьбу России постепенно подтачивали здоровье отца Иоанна, и в конце концов он тяжело заболел. 10 декабря 1908 года чудотворец в последний раз отслужил литургию в любимом Андреевском соборе, а утром 20-го скончался. Сотни тысяч людей пришли на погребение отца Иоанна Кронштадтского. Толпы плачущих. стояли на всем пути гроба - от Кронштадта до Ораниенбаума, и в Петербурге - от Балтийского вокзала до Иоанновского монастыря на реке Карповке. Такой процессии Россия не знала ни до отца Иоанна, ни после него. За гробом шли войска со склоненными знаменами, военные оркестры играли старинный российский гимн Коль славен. Отпел покойного митрополит СанктПетербургский Антоний, а положили тело в Иоанновском монастыре, в специально устроенной церковке-усыпальнице. До сих пор на гробнице, облицованной белым мрамором, лежит Евангелие, освещаемое неугасимой лампадой. Свет нес людям чудотворец - свет сопровождает его и по смерти. 8 июня 1990 года на Поместном соборе Русской Православной Церкви отец Иоанн Кронштадтский был причислен к лику святых. День его памяти - 20 декабря (2 января). Вся жизнь святого Иоанна прошла под знаком великой любви к Богу и людям. Он, как мог, удерживал людей от бунта бессмысленного и беспощадного. Сегодня, пройдя через бунты, братоубийственные войны, мы снова вспоминаем слова чудотворца: Нам необходимо всеобщее очищение, все народное глубокое покаяние .. , примиримся с Богом, и Он примирится с нами.